?

Log in

No account? Create an account

ПЕРЕОТКРЫВАЯ ЗАКОНЫ МОРГАНА

« previous entry | next entry »
ноя. 27, 2015 | 09:16 am

Оригинал взят у kolomensky в ПЕРЕОТКРЫВАЯ ЗАКОНЫ МОРГАНА
– Что это? – гневно спрашивает директор, хотя всем и так понятно что это.

– Да не знаю я, откуда они берутся, – обижается кладовщик. – Мусор я выкинул.

«Это» – это мелкие мушки, у которых дня за два до того случился плановый вылет. И теперь, когда директор заходит на склад, они взволнованно и ласково дымятся вокруг его головы. От этого директор приходит в ярость.

– Я тебе в последний раз говорю: изведи их! – и директор не глядя вытягивает в сторону кладовщика требовательную длань. Кладовщик неторопливо идет в недра склада, выкатывает оттуда большой пылесос, включает его и вкладывает ревущую трубу в протянутую директорскую руку. Минут семь директор сосредоточенно преследует мух. Начинает он с тех, что отдыхают на стене. Покончив с одними и спугнув других, переходит к воздушному бою. Директор ловок и быстр в движениях, поэтому вскоре устанавливает господство в воздухе и берет под полный контроль прилегающие поверхности. Покончив с наглым агрессором, однако не растратив в полной мере боевого задора, директор наставляет на кладовщика раструб пылесоса.

– Ты сам большая муха. Большая! Жирная! Ленивая! Муха! – чеканит он, приближая свое оружие к кладовщичьему носу.

Кладовщик похож не на муху, а на здоровенного сурка. Поэтому он равнодушно смотрит в угрожающее жерло и не торопится в него всасываться.

– Если я еще раз… – директор бросает кладовщику гудящую трубу, – если я еще раз зайду сюда, и здесь будет что-нибудь летать…

С этими словами директор шагает за порог. Кладовщик выключает пылесос и уволакивает его в недра склада. Так повторяется дня три.

– Что это? – сегодня директор не в духе, и в его голосе отчетливее обычного звучит мухоненавистнический металл. Однако кладовщик успел подготовиться.

– Это дрозофилы, – поучительно сообщает он. От неожиданности директор переходит в интонационный режим дракона Смога: он задушевен и беспощаден.

– А ты, я вижу, дрозофилофил! – губы его искривляются ухмылкой завзятого дрозофилофоба, усы агрессивно шевелятся. Далее все повторяется: требовательная длань, нарастающий звук из глубин склада, торжествующее гуденье. Сегодня мух совсем мало, и директор, высунув азартный язычок, преследует их по одной. Наконец, в поле его прицела остается единственная мушка.

– Это последняя, – говорит кладовщик с каким-то особым значением.

– Ага, – весело откликается директор, умело загоняет муху в угол и приставляет к ее голове сосущее дуло.

– Оооооойй! – удивленно восклицает муха – так, что первое «о» слышится еще на свободе, а последнее «й» доносится уже из утробы пылесоса.

Директор окидывает поле боя всевидящим взглядом, констатирует полную, безоговорочную победу и выключает пылесос. Внутри слышится тихое перешептывание, переходящее в негромкое гудение, – и пылесос взмывает в воздух, как раз на уровень директорской головы.

– Так… – говорит директор, молниеносно ныряет под железное брюхо и выпрыгивает в дверь. Пылесос, гудя мягко, но целеустремленно, совершает небольшой круг и выплывает вслед за ним. Мы с кладовщиком переглядываемся.

В течение последующего часа пылесос гоняет директора по коридору. Директор – человек принципиальный и дисциплинированный – не может покинуть службу до шести вечера, поэтому он добегает до конца коридора, совершает обманный маневр, уворачивается от пылесоса и бежит в обратном направлении. Хорошая спортивная форма помогает директору рассчитать силы и держать темп. Изредка он ускоряется, выигрывает время и, подбегая к дверям склада, дает указания.

– Если будут звонить клиенты, – торопливо говорит директор, – то я занят.

Тут он оглядывается и опрометью бросается дальше, а через то место, где секунду назад давала указания директорская голова, проплывает зеленоватая туша пылесоса. Спустя час директор на бегу собирает воедино все сведения о противнике и вырабатывает конструктивную тактику борьбы с ним. Оказывается, что мухи внутри пылесоса не развивают должной мощности, поэтому, во-первых, не способны резко изменить курс разогнавшегося снаряда, а во-вторых, в условиях незначительного пространства и, соответственно, отсутствия места для разгона не могут причинить директору значительного ущерба. Осознав это, директор покидает коридор, дававший пылесосу некоторые преимущества, и возвращается к себе в кабинет.

– Теперь я на месте, – сообщает он, проходя мимо склада, и демонстративно останавливает пылесос в воздухе, поставив на его пути тренированную руку. Наткнувшись на препятствие, пылесос журчит и отступает назад – для нового разбега.

В последующие дни офис живет своей жизнью. С утра директор идет на склад и выпускает пылесос на волю. Потом он принимает клиентов в своем тесном кабинетике; пылесос, стукаясь о стены, пытается зайти на таран, однако в самый последний момент перехватывается директорской десницей. Клиенты остаются в совершеннейшем восторге от уровня доступных фирме технологий. Раз в день директор идет в столовую и приглашает пылесос с собой, а вечером отводит его на склад.

Однако жизнь дрозофил коротка. Пылесос летает все тяжелее, в его действиях уже нет никакой агрессии, потом он теряет способность к полету и уныло катается по полу; доступное для перемещения расстояние сокращается с каждым часом. Наконец, при появлении директора пылесос не трогается с места и только стонет.

– Покормил бы ты их, что ли, – укоризненно говорит директор.

– А как я вам это сделаю? – вскидывается кладовщик, и всем становится ясно, что он тоже страдает.

Пылесос перестает подавать признаки жизни. Директор несколько раз толкает его ногой, но пылесос остается пылесосом, не более. Через неделю директор погружает его в рюкзак и уносит, а на следующий день появляется новый пылесос – совершенно другой формы и совершенно другого цвета. Весь коллектив фирмы собирается на складе.

– А старый когда починят? – спрашивает кладовщик.

– А старый я похоронил, – тихо говорит директор и с вызовом оглядывает окружающих.

Ссылка | Оставить комментарий |

Comments {0}